X
Опубликовано 05.05.2019

Как сохранить семейные ценности в потоке массовой культуры?

Кто воспитывает наших детей? Какие ценности они получают и от кого? Какова доля участия и ответственности родителей в том, какими вырастут их дети?

Как сохранить семейные ценности в потоке массовой культуры?

Пожалуй, абсолютное большинство ответит, что в первую очередь детей воспитывают родители. Давайте сравним время, уделяемое ребенку. Самое большое расслоение приходится на детей дошкольников. В России детские сады посещает 65% детей (https://tass.ru/obschestvo/4114004). Таким образом, треть дошкольников находится на попечении кого-то из родственников. Еще, конечно, есть няни и гувернантки, но их процент минимален.

Однако в школу ходят более 99% детей. С момента поступления статистика общения резко меняется. В школе ребенок проводит от пяти часов в день. А, согласно исследованию ФОМ, (https://fom.ru/posts/11256) в будние дни родители проводят со своими детьми-школьниками в среднем чуть более 2-х часов. При этом наиболее частый вид деятельности связан с учебой и домашними заданиями. Таким образом, баланс общения 2:1 в пользу школы. Из других совместных занятий на четвертом месте стоит совместный просмотр телепередач и фильмов, а на шестом — совместное чтение. Последнее занимает третье место среди родителей младших школьников. Старшие, понятно, читают самостоятельно.

Таким образом, даже проводя время совместно, родители во многом делегируют его содержание учебной программе, авторам книг и теле/кинопрограмм. А их великое множество!

Выбор родителей советской эпохи был невелик. Любопытно, что в Советском Союзе совершенно открыто разъясняли, что все разрешенные произведения искусства являются пропагандой. Все старшеклассники изучали работу Ленина про принцип партийности в литературе. Но, как и все работы Ленина, в суть ее мало кто вникал. А суть была в том, что нет абсолютно нейтральных произведений. Все они отражают чью-то точку зрения, мораль и идеологию. В СССР дети должны были вырасти достойными «винтиками» общества и их нужно было учить и воспитывать по одним и тем же книжкам. Для родителей это могло казаться удобным. Государство снимало с них ответственность за большинство аспектов воспитания. Сегодняшнее поколение родителей нередко ищет этого «удобства». Но если со школой это более-менее получается: большинство школьных программ похожи друг на друга, так как следуют госстандартам, то круг чтения, просмотра (да и игр) слишком широк. Главлита больше нет. Роль цензора перешла к родителю. Мы живем в очень разнообразном мире. У нас разные взгляды на религию, мораль, политику; разные цели в жизни, разные ценности. Если родитель научится осознанно подбирать духовную пищу своим детям, то он сможет научить и своего ребенка осознанности в выборе информации, помочь воспитать своего внутреннего цензора.

Эта проблема не только постсоветского общества. Западное общество также эволюционировало от относительной общности ценностей к многообразию и к современной поляризации. В западном мире уровень доверия к массовой культуре (литература — она тоже массовая) снижается от десятилетия к десятилетию. 

Если посмотреть на развитие детских телевизионных программ и мультфильмов в США, то изначально (1930-50 гг.) оно служило развлечению (Микки Маус) и привитию «семейных ценностей» (Captain Kangaroo). Основным беспокойством родителя того времени был уровень насилия: сколько раз Джерри свалит рояль на голову Тома. С конца 1960-х годов детское телевидение попало в зону интересов государства (создание PBS) и начало свою политизацию. Фокус создателей шоу переместился к интересам нового заказчика: от вкусов и ожиданий семей к «заданиям» чиновников. В 1969 году появилось шоу Sesame Street, которое тогда обучало детей расовому равенству и принятию, а теперь продвигает идеи гендерной нейтральности. Все «эпохальные» телевизионные шоу: Barney, Sponge Bob, Teletubbies содержат «прогрессивные» идеи всеобщего равенства и асексуальности. Таким образом, выбор социально-консервативного и/или религиозного родителя в Америке ограничен малобюджетными христианскими программами (а что делать родителям — не христианам?!) или старыми, чуть ли не черно-белыми, программами.

Кроме идеологического аспекта, есть и вопрос эстетики. Дети легко воспринимают абстракцию персонажей. Их больше привлекает динамика движений простой компьютерной анимации, чем детализация рисованных мультфильмов прошлого. Если выбор предоставлен ребенку, то он будет смотреть яркие, быстрые, громкие и не перегруженные смыслом произведения. Такой формат дает возможность ребенку получить больше радости и удовольствия от процесса просмотра, чем от результата.

Это тот же эффект, благодаря которому, компьютерные игры столь популярны и столь же времязатратны — их задача удерживать внимание как можно дольше и создавать желание вернуться к процессу, их задача — создавать зависимость.

В этом нет никакой конспирологии — чистый рынок. В «старое доброе» время в семье был один телевизор, и просмотр программ бы занятием всей семьи. Тогда основным клиентом, мишенью авторов детских (скорее даже семейных) программ был родитель. С появлением множества экранов в семье каждый член семьи смотрит программы самостоятельно, поэтому студии переключились на детей как на своих клиентов. По этой же причине полнометражные мультфильмы, предназначенные для семейного просмотра в кинотеатрах, сохраняют большую степень художественности. В них тоже проявляется идеология, но у родителей есть возможность нивелировать ее через обсуждение после просмотра.

Обсуждение — это, на мой взгляд, лучшее, что может сделать родитель для того, чтобы превратить видение жизни автора фильма или книги в свою, родительскую интерпретацию.

Это относится и, говоря советским языком, как к «чуждым» произведениям, так и к «идейно близким». Именно во время такого обсуждения ребенок узнает позицию своих родителей, научится критически мыслить, не принимать чужие слова на веру. И, главное, научится осознанно относиться к произведениям кино и литературы.

Эстетическая составляющая произведений, пожалуй, даже важнее моральной. Ее мы не сможем исправить. Мы можем посмеяться над «кривыми» образами бюджетного мультика, но если таково большинство образов, с которыми ребенок сталкивается (книжные иллюстрации также разнятся), то они станут для него нормой. Многие дети 5-7 лет любят «туалетный юмор», книжки, использующие его для расположения детей, могут создать ощущение его допустимости. Чрезмерная жестокость комиксов или сказок братьев Гримм может шокировать ребенка и вызвать страхи…

Что же делать — все читать заранее самому? Мой совет для дошкольного возраста, однозначно, «да». Книги небольшие. Их можно пробежать взглядом, пролистать иллюстрации. Так как в этом возрасте книги в большей степени читает родитель, то можно быть готовым переделывать историю на ходу, адаптировать их под своего ребенка. Я, например, читая сказки своим трехлеткам, часто уменьшал их жестокость. Так первые два поросенка из «Трех поросят» не были съедены волком, а спасались; третий же не варил и не ел волка, забравшегося в его каменный дом через трубу, а давал возможность ему, ошпаренному, убежать.

По мере роста ребенка книги становятся длиннее, а его навыки чтения лучше. В начальной школе за ребенком еще можно «угнаться». Да и более серьезные книги ему все еще читают родители. Но к среднему возрасту ребенок приобретет все больше независимости. На помощь придут отзывы знакомых, родителей с общими ценностями. Хорошо, если удастся найти такого литературного или кинокритика, мнение которого соответствует Вашему.

Зато на этом этапе возможно более глубокое обсуждение и анализ произведений ребенком. Благодаря такому обсуждению, Вы также будете узнавать о том, что нравится Вашему ребенку, и сможете рекомендовать ему такие произведения, которые будут его интересовать. В результате Ваши дочь или сын будут доверять рекомендациям родителей и у Вас сохраниться возможность влиять на их круг чтения/просмотра.

Для того, чтобы быть успешным лоцманом своего ребенка, матери или отцу нужно не только стать заинтересованным и осознанным родителем, необходимо определить свои приоритеты, свои моральные принципы. Создать свои правила в подборе произведений культуры. Важно определить как табу (какие образы и идеи недопустимы для ребенка), так и «тревожные флаги» (что требует обязательного обсуждения). Запретов не может быть слишком много, поэтому многое следует отнести в группу избегаемого, но допустимого. И, конечно, необходимы маяки, творения, близкие к идеалу, которыми можно заинтересовать и увлечь ребенка. Таким образом, такими образцами вряд ли окажутся любимые книги Вашего детства — ими должны стать любимые книги Вашего ребенка. Ваша же задача помочь ему найти эти книги (и фильмы).

Наши дети растут в ином мире, чем росли мы, их родители. Это аксиома для любого поколения. Наши родители готовили нас к жизни в мире, в котором важно было обладать навыками, быть специалистами. Мир изменился, и узкая специализация перестала быть залогом успеха. Нашим детям предстоит жить в мире быстрого принятия решений, смены деятельности, умения учиться и переучиваться.

Выбор информации, литературы и видеопродукции все шире, их доступность все шире. Задача родителя — научить ребенка навигации в этом потоке. Это трудная задача, но она открывает новые возможности для взаимодействия со своими детьми и создания близости с ними.

Если Вам понравился данный материал, Вы можете поделиться им в социальных сетях. Спасибо!