X

Видео

Главная Видео Семейное обучение Текущая

Опубликовано 11.09.2018

4. Почему я обучаю детей сам?

Сергей Леонтьев

 

Меня часто спрашивают, как я решился на то, чтобы заниматься ребенком дома и как пришел к тому, что дома он и учится.

Где-то в соц. сетях видел комментарий, что «народ пошел… и рожают дома, и детей воспитывают дома, и работают дома и вообще из дома не вылазят…». Это такая негативная коннотация, но, между тем, мир меняется, и есть возможность быть и дома, и в семье, и с детьми, и общаться с людьми из дома. Как это делаю сейчас я, и вы меня слушаете в том месте, где вам удобно. Так что мир поменялся и мы адаптируемся вместе с этим миром. Но это не было какое-то осознанное политическое решение, что я заберу ребенка из школы. Это пришло само собой.

Когда родился первый сын, долгожданный (Лев, ему 7,5 лет) – я принял осознанное решение, что я буду вовлечен в его жизнь по-максимуму. Я не буду отцом «выходного дня», а буду заниматься им настолько, насколько я ему нужен. Когда он был еще совсем маленьким, я составлял свой рабочий график таким образом, чтобы утром, когда он бодрствует, я мог с ним и с коляской погулять, и в песочнице поиграть. Оставшуюся часть дня я работал, но по несколько часов в течение дня я был с ним.

С тех пор так и повелось, что мы занимаемся с ним практически каждый день, во всяком случае, регулярно. Это общение принесло столько радости, что я во многом поменял свою жизнь, нашел себе новое призвание – наставника-учителя. Я помогаю другим родителям, вам, найти в себе такой же интерес, который, я уверен, обогащает наших детей.

С самого рождения со своими детьми я начал говорить только на английском. Теперь они у меня полноценные двуязычные дети, для них оба языка равноценны, хотя поначалу было сложно. Особенно когда ребенок никак не отвечает или отвечает какими-то звуками.

На улице я с ними говорил на английском языке. Возможно, это было странновато или где-то неудобно, но я считал, что делал правильно. И когда Лев у меня заговорил, я пришел к тому, что нужно на каком-то этапе системно заниматься чтением, а не просто учить слова, буквы.

Тут был еще одни важный аспект. Изучение языка приходило к ним частично от меня, частично из мультфильмов, которые они смотрели. Все остальные – мама, бабушки – это уже был русский язык. Соответственно, я в меньшинстве и мне мое меньшинство нужно было использовать эффективно.

Я понимал, что с точки зрения учебы мне необходимо дать приоритет английскому языку с тем, чтобы он стал для Льва более легким. Он лучше читает на английском, чем на русском, он лучше пишет на английском. Математику он знает на английском, а на русском мы переводим термины.

Таким образом, я стараюсь сохранить это равновесие, потому что понимаю, что чем дальше он будет развиваться, тем больше он будет получать доступ к русскоязычной информации, тем сложнее будет сохранить этот приоритет. Поэтому я стараюсь, чтобы английский язык был немного впереди.

Когда я пришел к этому осознанно, стал собирать информацию по изучению. Учился читать по-английски я как в школе,  по советским учебникам и это было совсем не успешно.

Учился  через перевод, как и многие из нас, прошедшие через обычную систему школы. Я должен был понять, как так учат детей, которые на этом языке говорят. Так я начал читать много литературы, связанной с обучением языку и не только. Как выяснилось, то, что я делаю, называется «семейное обучение» и это весьма принято как на Западе, так и достаточно принято в России.

Я загорелся, потому что понял, какое взаимодействие, взаимная энергия происходит у нас с детьми (сначала со старшим сыном).  Возможность быть с ребенком, давать ему знания, быть наставником и при этом не перечеркнуть свою жизнь, не быть ему нянькой.

Все занятия занимали у нас весьма ограниченное время. Когда ребенку было 4 года, мы системно начали заниматься чтением. Возможность восприятия информации, возможность удерживать знания была невелика. Получилось примерно полчаса и постепенно это время увеличивалось до часа, позже до 1,5 часа. В последнее время мы занимаемся 2-2,5 часа. Иногда, очень редко, когда мы увлечемся - до 3-х часов. Но это бывает раз в пару недель.

В основном, это 2-2,5 часа + перерывы + отвлечения. За эти 2 часа мы достигаем определенных результатов, которыми я сейчас буду хвалиться.

Я сейчас говорю о старшем, который на данный момент проходит школьную программу. Младший – Тимофей (4,5 года) идет по стопам старшего брата. Тимофей сейчас учится читать, писать, он другой, делает это по-другому, но эффективность, в принципе та же.

Результаты такие: за полтора-два часа в день Лев за год прошел где-то две ступени обучения чтению и так продолжалось дальше. Сейчас он читает на уровне второго-конца второго класса американской школы (это то, на что я немного опираюсь). По математике он считает на уровне четвертого класса американской программы, второго-третьего класса русской (программы немного отличаются, поэтому идентифицировать немного сложно). По-русски он читает хуже, где-то на уровне середины второго класса. Пишет на уровне первого, который он официально закончил весной, в начале лета. Тогда он сдал свою аттестационную работу. Но русским мы занимались всего полгода.

Видя все успехи, которые мы достигли к 4,5 годам, и видя насколько безболезненно проходит процесс обучения, я подумал, а зачем, собственно, отдавать ребенка в школу? Во-первых, стресс, во-вторых, я хотел продолжать наши английские занятия.  

Зная о том, что можно учиться дома, что это намного эффективнее, я принял решение, что пока что («пока что», потому что жизнь меняется), он будет учиться дома, в том же духе, как это происходило в предшествующие пару лет.

1 класс он закончил («один пишем – два-три в уме») по тем предметам, где можно понять, где этот уровень находится.

Если Вам понравился данный материал, Вы можете поделиться им в социальных сетях. Спасибо!